• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказочки (список заголовков)
14:04 

lock Доступ к записи ограничен

still miserable
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:14 

still miserable
Алечка сидела на кухне и упивалась собственным безграничным, бесподобным горем.
Алечка рыдала.
Тетушка Зю взволнованно наворачивала вокруг девушки круги.

Вообще-то тетушке наворачивания кругов не были свойственны, но от Алечкиного воя лопались колечки дыма из ее трубки, а когда страдающей девице удавалось взять "си" второй октавы, сервант с фамильным фарфором слегка подпрыгивал и побрякивал содержимым в унисон.

- Но если посмотреть с другой стороны... - в который раз начала было тетушка, но ее тут же совершенно невежливо прервали.

- Иногда мне кажется, тетушка, что ты живешь на своей другой стороне, - хлюпнула Алечка. - На другой стороне, где все всегда хорошо. Но на этой стороне Майк вчера сказал мне, что ему нравится Элла. На обычной человеческой стороне в этом нет ничего хорошего.

Тишина опустилась на дом, и даже сервант притих.

Наконец что-то брякнуло, стукнуло керамически о стол. Это тетушка Зю поставила перед Алечкой огромную чашку тянучего горячего шоколада.

- Но ведь ты можешь ходить ко мне в гости, - задумчиво произнесла тетушка Зю. - На другую сторону.

Алечка обнялась с кружкой, выдала контрольный всхлип и затихла. На другой стороне часы пробили четверть первого, и все было хорошо.

@темы: сказочки, зю

00:53 

тетушка Зю

still miserable
Алечка, забравшись с ногами в любимое тетушкино кресло, изучала исписанный вдоль и поперек клочок бумажки десятикилограммовым скорбным взором, покусывая кончик самопишущего пера. Минуты разбивались о камин, и вот взгляд девушки полегчал, расфокусировался, а перо выскользнуло у нее из пальцев и, совершив несколько па на раз-и-два-и-три, нырнуло под кресло.
Алечка чертыхнулась, распрямила затекшие ноги и поползла вызволять предательскую канцелярскую принадлежность.
А когда вызволила, поняла, что находится в комнате не одна.

@темы: сказочки, зю

15:58 

сказки тетушки Зю

still miserable
... и последнее. Тогда ты взял лук, и вино, и то немногое, что осталось, и ушел. Твои следы уходили на полночь, я знала, что в двух днях пути там нет ничего, кроме степи, мышей и ветра. Ты велел мне ждать, я была послушна.
Я сидела и ткала день, ткала ночь, я была слишком голодна, чтобы спать.
На второй день я соткала из своего голода Волка. Мой голод был силен, и силен был Волк. Лапы несли его так быстро, что трава не успевала кланяться ему, но он был не горд, потому что Голод не бывает гордым. Он убежал в степь, его следы уходили на полдень. Ночью Волк вернулся и принес мясо. Я ела его сырым, потом ела его жареным, потом накормила Волка, потом спала. И сон мой лился молоком, густо, бело, а проснувшись, я пожалела, что ты ушел.
И день шел за ночью, как жеребенок за кобылой, а я ткала. На десятый день я соткала из своего ожидания Птицу, и выпустила ее в небо. Я сказала ей лететь к тебе, привести тебя домой. Но Птица не захотела улетать, она только вилась над моей головой и кричала так страшно, что я расплакалась. Наверное, мое Ожидание не было тебе нужно. Вечером Птица успокоилась, а утром запела. Птица пела мне днем, пока я ткала; ночью Волк принес мне мясо, и я спала. И сон мой лился степью, бесконечно, безрадостно, а проснувшись я пожалела, что ты ушел.
И день шел за ночью, приминая травы, но травы выпрямлялись снова, и пели снова, и я не могла найти его следов, я ткала.
На тридцатый день я соткала из своего желания Юношу. Я вышила ему глаза чистым небом, без дыма твоего костра, я выбелила ему кожу своей постелью, в которой не осталось твоего запаха, я очертила его губы своими губами, слышишь меня? Днем нам пела Птица, ночью Волк принес мясо, и я накормила Юношу, потом поела сама, а потом легла с ним. Под утро я уснула, и мне ничего не снилось. Проснувшись, я испугалась, что ты придешь.

Тогда я села и начала ткать. Я ткала день и ночь, день и ночь, а Юноша сидел рядом со мной, и мастерил лук, и чинил нашу одежду, и коптил мясо. Из всего, что у меня было, я соткала тебе Женщину: из пяти лет верности, из пяти лет терпения, из памяти, из жалости, из веры, из надежды, из всех ночей с тобой, из всех ночей без тебя. Все это было моим, все это я решила оставить тебе.

А утром я ушла. Юноша шел рядом со мной, и нес на плече лук. У его ноги бежал Волк и по-своему улыбался. А Птица улетела далеко-далеко вперед, потому что теперь мое Ожидание жило где-то там, на восходе, и Птица была счастлива.

Когда ты вернулся - я знаю - Женщина встретила тебя. Ты посмотрел на ее волосы, на ее руки, на ее грудь - и забыл обо мне. Но когда-нибудь, возможно, ты посмотришь ей в глаза.

Тогда ты вспомнишь.

Ее левый глаз - из твоего предательства. А правый - из моего.

@темы: сказочки

04:14 

тетушка Зю

still miserable
Тетушка Зю, закутавшись в клетчатый плед, сидела у камина и покуривала трубку.
Ее поза, движения, ровные колечки дыма - все дышало спокойствием и симбиозом с действительностью.
Тем временем с башни на город излились четыре часа утра, и с последним звуком колоколов облака над горизонтом опушились рассветом.

А внизу, в прихожей, сдавленно вскрикнула дверь.

@темы: сказочки, зю

21:28 

тетушка Зю

still miserable
- Никогда не сражайся с тем, кто сильнее тебя. И никогда не спи с мужчинами, которых не любишь, - тетушка Зю погрозила Алечке недочищенной картофелиной и в подтверждение своих слов оглушительно чихнула, ибо вот уже два дня пребывала в состоянии легкой простуженности и ненависти ко всему свободно дышащему.

Алечка заметно покраснела и попыталась спрятать пылающую мордашку в ведро с картошкой.

- Да-да, моя милая. Когда-нибудь ты тоже будешь делать ЭТО. - Тетушка строго посмотрела на пламенеющие над ведром уши. - Так вот постарайся, чтобы...

Окончание фразы поглотил тетушкин платок с кружавчиками, и мы его никогда не узнаем.

- Но самое страшное не это, - тетушка достала трубочку и принялась набивать ее табаком, предоставив Алечке под кумачевыми знаменами ушей расправляться с оставшейся картошкой. - Самое страшное... - тетушка затянулась, выдохнула два сизых колечка и надолго замолчала.

- Что? - не выдержала Алечка.

- Самое страшное - когда ты желаешь мужчину, которого не любишь, и это сильнее тебя... - трагическим голосом произнесла тетушка Зю, сделала страшные глаза и потыкала трубкой в направлении потолка, призывая по всей видимости небеса в свидетели.

- А с вами такое было, тетушка? - Алечка прижала ладонь к зачаткам груди и похлопала ресницами.

Тетушка пробормотала таинственно "гы-гы-гы" и за весь вечер более не проронила ни слова.

@темы: сказочки, зю

01:14 

тетушка Зю

still miserable
Алечка, привыкшая просыпаться под щебетание птиц, удивленно сморщила носик и прислушалась. а прислушавшись - вскочила и, как была (в розоватой премиленькой ночной рубашке, босиком), выскочила из комнаты, простучала пятками по скрипучей лестнице, остановившись и переведши дыхание лишь у двери, ведущей в кухню.

на кухне творилось страшное

@темы: сказочки, зю

00:43 

тетушка Зю!

still miserable
- Господи! Да у тебя их еще тысячи будут! И еще получше этого! - не выдержала наконец тетушка Зю.
Алечка шмыгнула носом.
- Может вы и правы, тетушка, но мне от этого не легче, - всхлипнула она и спряталась в кружевной платочек.
- Может тебе от этого и не легче, но я права, - машинально поправила тетушка Зю. - Иди умойся.

@темы: сказочки, зю

23:11 

самое время

still miserable
зверь внутри тебя
легче воздуха, мягче ртути, не дыши, не стучи, не тревожь
сталь внутри зверя
серебристая иголка прошивает его пасть насквозь, видишь, какая тонкая, какая прелестная. и каждое твое движение игла перегоняет в его боль. не дыши, не стучи, не тревожь
пока зверь маленький и добрый, он терпит. сколько может, а потом еще немножко, потому что зверь сильнее тебя. просто он приколот к тебе стальной иголкой, будто бабочка, совсем беспомощный
почти беспомощный
зверь взрослеет и растет, и игла растет вместе с ним. когда боль становится нестерпимой, зверь аккуратно берет в пасть твое сердце
не дыши, не стучи, не тревожь
и все будет хорошо
хочешь сказать человеку "я тебя ненавижу", хочешь сказать человеку "я люблю тебя" - но чу! - дыши спокойно. стучи тихо. пройди мимо. потому что зверь чуть сжал челюсти, и вот твое движение из его боли превращается в твою же боль. восхитительная метаморфоза. завораживающая.
я отворачиваюсь. я прохожу мимо. я не дышу, не стучу и не тревожу.
но ведь бывает и так, черт побери, что плюешь на все. и любишь. и ненавидишь. ревешь, воешь, захлебываешься слезами, смеешься:
пусть зверь сожмет челюсти до конца. пусть. пусть. пусть.
пусть эта тварь наконец подавится.

@темы: сказочки

14:29 

принеси мне голову)

still miserable
Ты лежишь на потертом пухлом диване, великолепный, блистательный.
Мой король.
Мантия на вешалке в прихожей. Скипетр в углу (надо бы протереть пыль и помыть полы.)
Ты положил мне голову на колени и смотришь на меня снизу вверх, как будто так и надо. Как будто королям так положено!
Я испугана. "Не пойду," - говоришь ты и устраиваешься поудобнее. - "Ну его, в самом деле." Ужас. Как это "не пойду"? И я кричу на тебя (на своего короля!) и прошу, и объясняю, словно ребенку, что ты не можешь остаться, а ты только смеешься, отмахиваешься от своей отчаявшейся и разочаровавшейся в жизни королевской совести.
"Я не так уж многого хочу," - говоришь ты. - "Я хочу, чтобы так было всегда."
И ты тянешься, гладишь меня по щеке, твой королевский перстень оставляет на моей коже неглубокую тоненькую царапину. Я смотрю на тебя в ужасе - вот сейчас ты начнешь извиняться, мой король, - но ты уже закрыл глаза и спишь.
А когда проснешься, от моих ран не останется и следа.
И вот я перелистываю годы, как страницы, и останавливаюсь на последней, заполненной твоим мальчишеским почерком. Алые буквы в огне, и все в огне, а тебя нет.
Вот я - сижу на потертом пухлом диване. Я держу на коленях твою голову.
Все будет как ты хочешь, мой король.

Твоя голова такая легкая без великолепного, блистательного тела.
Мне совсем не тяжело.

@темы: сказочки

02:04 

Да кто его знает как назвать, или Зимний день

still miserable
- Предательство! Предательство! - носилось между стен старого старого замка, и все малозаметные (ползающие, летающие и снующие) обитатели разнообразных щелей спешили убраться с дороги почти видимой, едва ли не осязаемой звуковой волны, будто боялись заразиться, будто боялись прикоснуться к чему-то гадкому. Эхо брезгливо сплевывало ненавистные гласные, превращая отчетливые слова в малоразборчивый хрипящий гул.
- Предательство! - кричал король, и молчаливый слуга старательно собирал королевский гнев в глиняный кувшин и разливал его по золоченым негодующе звенящим кубкам.
- Предательство! - вопили рыцари, доставали мечи и со звоном убирали их обратно в богато изукрашенные ножны; королевский гнев уже ударил им в голову, а кровь их пылала, да так, что в зале было жарко, и поджаренные тени скакали по стенам и потолку, подвывая, пытаясь забиться в самый дальний холодный угол.
- Предательство!
Поварята и принцессы, шлюхи и убийцы, шпионы и лекари, дворовые псы и кухонные кошки... всем и каждому досталось по кусочку, по глотку обжигающего бесстыжего слова.

Предательство!

А предательство забилось в пустую собачью будку на заднем дворе. В щели тоненькими равнодушными струйками вползали зимние минус двадцать. Предательству хотелось есть, предательству хотелось в тепло, предательство было абсолютно ни в чем не виноватым.

@темы: сказочки

00:03 

сказка о пятой ножке

still miserable
я расскажу вам одну историю.
у вас, конечно, нет причин мне верить. я известная хитрюга: могу пообещать одну, а рассказать две. или даже три. но если мне не изменит чувство социальной справедливости (что бы это ни было, сегодня оно будет исполнять обязанности моей эфемерной совести), это будет одна история. не больше и не меньше.
сюжет этой сказки не нов и не подержан. это старье. такое, что и на помойку выбрасывать как-то совестно: а вдруг кто увидит и захихикает?

история о красавице и чудовище

запись создана: 07.10.2005 в 20:12

@музыка: notre dame de paris

@настроение: оййоо

@темы: сказочки

20:28 

сказка про закон сохранения масс

still miserable
жил-был человек.
тьфу, у меня какая-то сказка уже так начиналась.

ну, тогда вот.


собственно вот

@темы: сказочки

01:04 

подозрение

still miserable
Мой день нанизан на твой голос как на нож - на нем живет, на нем умирает.
Каждое утро ты будишь меня - то свистом, то стуком камешка в стекло (ты мне уже за три разбитых должен, ага?), а то и просто ехидным, громким "соня!" - так, чтобы все соседи слышали.
А и то правда, соня. Зато симпатичная. Я вскакиваю быстро, так, что обрывки сновидений слетают с плеч ленточками, бормоча проклятья и истекая своей душистой кровью, и уползают под кровать, регенерировать. А я к окну бегу, потому что надо тебе рукой помахать, а ты там, под окном, надолго не задержишься. Я не могу тебе сказать, чтобы ты остался. А у тебя миллион дел.
У меня, конечно, тоже. Ну, может, чуть поменьше. Может, тысяч этак восемьсот. Все равно много.
Как бы ты ни был занят, в какие бы дебри меня ни заводили просьбы, поручения и обязанности, а еще раз пять до вечера мы увидимся. Мимоходом. Случайно. Ты мне рукой помашешь, шутку пошутишь, я тебе улыбнусь, и ей тоже. Мне не жалко. И молчу.
А потом вечер.
Вечером ты придешь и утащишь меня в сад или на речку. Или еще в какие кусты. Мы с тобой с детства знакомы, меня отпустят. Ну и глупо бы было - четырнадцать лет отпускать, а на пятнадцатый запретить, ага? Ага. Возьмешь за руку, собственническим, надо сказать, жестом, шепнешь - пошли, да? - я и пойду. Мне того и надо.
Я сказки люблю.
Вот так и сидим весь вечер - ты рассказываешь, а я слушаю. Я их все-все помню, поэтому и замечаю, если ты повторяешься. Но тебе об этом никогда не говорю. Да и редко это бывает, после дождя обычно. Ты дожди не любишь.
А за пятнадцать лет я этих сказок выслушала - миллион! Ну уж восемьсот-то тысяч - наверняка. Иногда сказки про то, как ты живешь. Где был, кого видел, с кем разговаривал. Это чаще всего. Но бывает и по-другому. Самые интересные - это про принцесс, про драконов. Эти я больше всего люблю. Сентиментальная дурочка, ага? Ага.
Ты главное рассказывай. Обычно тебя просить не надо, но сегодня ты молчал весь вечер. По дороге к реке молчал. Пока по берегу гуляли - молчал. Даже ежиков попинывал молча. Это значит, что сказка будет необыкновенная. Это значит, ты мне не хочешь от нее всякими глупостями впечатление испортить. И я уже мысленно прыгаю от радости. А ты возьми, да и скажи - выходи за меня замуж.
Дурак.
У меня, конечно, сразу сердце в ленту мебиуса. И тоскаааа - через край. Вот сейчас из глаз потечет.
Я молчу.
Чего ты, говоришь, молчишь? Не молчи, говоришь.
А я молчу. Мне бы выть, а я молчу.
А что мне делать?

И домой мы идем молча.

И на прощанье ты мне слова не сказал. Обиделся, значит.
Только ты ушел - я наверх, в комнату. Письмо писать. Про то, как жить без тебя не могу. Про то, что согласна. Ну, глупости в общем. Ага.


Мой день нанизан на одну мысль, как на нож. На ней рождается, на ней живет, на ней умирает.
И вот эта самая мысль сейчас между моим пером и бумагой, между мной и "я тебя люблю".

А мысль такая.

Мы с тобой пятнадцать лет знакомы. За пятнадцать лет, мне кажется, ты мог бы и заметить, что я нема, милый.

@темы: сказочки

21:24 

still miserable
Странные
странные
люди.
В посвящениях надо писать не "посвящаю эту книгу N, без которого она никогда не была бы написана", а совсем даже наоборот.
Если рядом есть человек, которому можно рассказать историю, то зачем ее мучать и выдавливать на бумажке?

Посвящаю эту сказку человеку, которого не было рядом со мной, когда она придумалась. И без которого она была написана. Где ж ты шлялось?


читать дальше

@темы: сказочки

00:46 

тихая сказка

still miserable
Жила-была девочка.

Я, вообще, опять пропала, по ходу дела (тут, конечно, лужи соплей и слез, я понимаю )), но чего-то меня уже мал-мала достало ботать. Вот, решила чего-нибудь натыкать пальчиками. Начинаться будет так:

Жила-была девочка.

Много ботать, кстати, вредно. Чувство юмора начинает атрофироваться. Мысли грустные хороводы вокруг носоглотки водят, за уши цепляются, в глаза плюются. Впрочем, я хотела сказку рассказать.

Жила-была девочка.

@темы: сказочки

16:08 

древнее - 2

still miserable
Ммммм... Как это? Первая любоффь? Ну, может не первая, но наверняка в двадцатке)

Тень вылезла из стены и помахала мне рукой. Тень оказалась обладательницей обворожительной улыбки, очаровательных глаз и хорошо поставленного мужского голоса. Тень сказала мне «добрый вечер». Я не ответила. Не потому, что всем известно, что разговоры с незнакомыми тенями до добра не доведут.
Тень поползла вверх по стене, добралась до потолка и стала двигаться к нам с ноутбуком, пока не зависла прямо передо мной, радостно ухмыляясь. «Прогуляемся?» - спросила тень. Я промолчала. Не потому, что не хотелось – очень хотелось. И прогуляться, и броситься на шею (хотя это, наверное, было бы проблематично), и окунуться в ночь под аккомпанемент красноватого лунного света…
Тень пошарила рукой в запотолочной дали и достала оттуда кактус, обвязанный темно-багровой ленточкой. «Это тебе», - застенчиво сказала тень. Я промолчала. Не потому, что я не люблю кактусы… Впрочем, и поэтому тоже.
Тень обиженно почесала в затылке – в окошко выпорхнула нежданно получившая свободу летучая мышь. «Ну так я пойду?» - неуверенно осведомилась тень и начала грустно проваливаться к моим соседкам. Я промолчала. Не потому, что я вот такая вот сволочь, или мне чаю жалко, или я не влюбилась по уши…
Просто стучаться надо, прежде чем материализовываться. Придурок.


@темы: сказочки

00:43 

древнее - 1

still miserable
Ох, что я раскопалааааа...

Если вы идете с девушкой под дождем и у вас есть зонт, а у девушки, соответственно, нет, нужно ей этот зонт предложить. Даже если вы знаете, что он ей совсем-совсем не нужен. Даже если через десять метров вам – коня терять, а ей голову сложить (перекресток намечается, проще говоря). Даже если девушка – дура. Это ваша святая обязанность – предложить ей зонтик.
Предлагая девушке зонтик, вы берете на себя особые обязательства. Не только тащить его (выгибаясь гусеницей, если ваш рост 1.90, а ее – 1.55, изображая балеруна, ежели наоборот), нет. Все куда сложнее. Теперь вы за девушку под вашим зонтом отвечаете. Вы говорите: вот мой зонт, теперь я буду о тебе заботиться и всячески тебя оберегать. Вы должны внимательно заглядывать за каждый угол, высматривая злобных тигров, а ежели таковой обнаружится – с громким криком броситься на (на и от – разные вещи) него и забить его ногами (ни в коем случае не зонтиком, а то девушка промокнет и обидится). А по его мяконькой шкуре пусть она переходит лужи. (В таком случае лучше заранее стратегически расположить тигров – по одному возле каждой лужи, достойной перехождения). Так вы и будете героически бродить – с зонтиком и девушкой. И тигр будет бродить – за вами на безопасном расстоянии. И девушка будет бродить – с вами, таким замечательным, хорошим настроением и винтовкой-вертикалкой на плече. И может быть в один прекрасный день она попросит вас понести ее сумочку. Соглашайтесь без раздумий – без сумочки ей будет куда удобнее стрелять, а бить ногами мертвых тигров намного практичнее, чем сопротивляющихся.

@темы: сказочки

01:51 

-- дорожная сказочка для бота --

still miserable
Жил-был человек. Человек хотел жить вечно, но сколько ни примазывался к колдунам, магам и демиургам, никак не мог заполучить от них ни кусочка бессмертия. Ясное дело - это тебе не фигня какая-нибудь, чтобы ей бросаться во всякие разные стороны. В общем, все астральновыходные, как водится, хранили свое бессмертие в темных сухих труднодоступных местах (под задницей, наверное, ближе к телу) и делиться отказывались. Отказывались они и обнадежить человека, а то и призвать на его голову вечную жизнь - язык у них не поворачивался сказать, что ты, мол, вечен и бесконечен. Взглянут на кофейную гущу там, или на конечность, вздохнут тоскливо - и радостев тебе найдут, и любви, и прочего счастья, и долгой жизни... а бессмертия - ни-ни. Линия жизни им коротка. Черепушки в чашечках они видят. Одно слово - профессионалы. Тьфу, гадость.
Ну, человек, естественно, решил все взять в свои руки. Доработать, так сказать, недоработанное. Супротив черепушек в кофии, конечно, не попрешь, а вот линия жизни, господа, поддается коррекции. И не такое проделывали.
В общем, в правую руку человек взял нож, а в левую ничего не взял, в левой у него уже судьба была зажата, нехуденькая такая дама.
И продолжил линию жизни.
По спирали.
Качественно. Старательно.
Ррраз, два, три... А на четыре (или на пять?) перерезал себе вены.
Умер, естественно.
Профессионалы только головой качали - надо же, такая линия жизни у него была, многообещающая... И вдруг...
А мораль такая - фигня это все, с линиями. Вот кофе и черепушки - они не подведут.

@темы: сказочки

03:01 

Встретить рассвет

still miserable
Рано утром, когда небо было еще похожим на мрачный океан, Мальчика разбудила Кошка. Она провела лапкой по его лицу и скользнула вниз и в сторону рыжей предусмотрительной каплей.
"Зачем ты сделала это?" - вскричал Мальчик, едва проснувшись.
"А разве ты не хотел увидеть рассвет?" - удивленно осведомилась Кошка и дернула пушистым хвостом от неудовольствия.
"Хотел!" - печально ответил Мальчик. - "Но ведь ты выцарапала мне глаза."

Кошка задумчиво облизала окровавленные коготки, но ничего не сказала.

По большому счету, все и так было понятно.

@темы: сказочки

нэверэвер

главная